Снижение показателей клеточного иммунитета

Снижение показателей клеточного иммунитета

Определение уровня экспрессии антигена плоскоклеточной карциномы в сыворотке крови и его взаимосвязь с показателями Т — клеточного иммунитета у пациенток с местнораспространенными формами рака шейки матки

Определение уровня экспрессии антигена плоскоклеточной карциномы в сыворотке крови и его взаимосвязь с показателями Т — клеточного иммунитета у пациенток с местнораспространенными формами рака шейки матки

В настоящее время, известно, что РШМ оказывает супрессорное воздействие на иммунную систему организма и функции клеток этой системы. Противоопухолевый иммунитет представляет собой систему, которая включает в себя две линии защиты с характерными функциями и свойствами: 1) природный (естественный, неспецифический) иммунитет реагирует на присутствие в организме чужеродного начала, в том числе измененных ( мутировавших ) клеток, которые являются потенциальными очагами развития опухоли. 2) адаптивный (специфический) иммунитет служит для реализации иммунного ответа путем формирования популяции (клона) лимфоидных клеток, направленных на борьбу с развивающейся опухолью. В последние годы в литературе появились данные, посвященные биологическим свойствам опухолеспецифического маркера SCCA ( squamous cell carcinoma antigen ), его использованию в оценке степени распространенности опухоли и целесообразности исследования для оценки эффективности проводимой терапии РШМ Повышение продукции этого белка связывают с изменением иммунологической реактивности организма. Таким образом, исследование противоопухолевого иммунитета и его взаимодействие с опухольспецифическими антигенами, в часности , с экспрессией SCC А при РШМ, остается до конца не изученной и дискутабельной проблемой.

Цель работы: Определение взаимосвязи SCC А с показателями Т — клеточного звена иммунитета у пациенток с местнораспространенными формами рака шейки матки.

Материалы и методы. В НИИ иммунологии Челябинской государственной медицинской академии и Областном онкологическом диспансере (ООД) г. Челябинска в период 2007-2008г. проведено комплексное обследование 80 женщин с местнораспространенными формами РШМ IIa , IIb , IIIa , IIIb стадии в возрасте от 18 до 55 лет. Диагноз МРФ РШМ, был выставлен врачами-онкогинекологами ООД г. Челябинска. Всем пациенткам было проведено химио-лучевое лечение. Дистантная гамма терапия проводилась на аппаратах «Луч» или « Рокус – АМ», внутриполостная гамма терапия – на аппарате «АГАТ-ВУ». Химиотерапия проводилась с использованием препаратов: циспластин , 5-фторурацил, ломустин . Контрольную группу составили 20 у словно-здоровых женщин в возрасте от 18 до 55 лет. В исследование были включены только пациентки с повышенным уровнем экспрессии SCC А до лечения. Для оценки уровня экспрессии SCC А в сыворотке крови использовали тест — систему Can . Ag .® Определение порогового значения оптической плотности производили методом ИФА на анализаторе « Adaltis Italia », WBProc ., Personal LAB , Италия. Исследование общего иммунитета включало исследование субпопуляций лимфоцитов по методике иммунофенотипирования лимфоцитов в модификации Сибиряка С. В. и соавт . (1997) с использованием моноклональных антител серии ИКО (НПЦ « МедБиоСпектр », Москва). Все вышеперечисленные исследования проводились пациенткам с МРФ РШМ до лечения и 12 месяцев после проведенной терапии. Динамика течения заболевания после лечения оценивалась клиническими, гистологическими и инструментальными методами исследования. Таким образом, анализ состояния иммунной системы проводился дифференцировано в двух группах больных, ретроспективно в зависимости от динамики течения данного заболевания : группу А составили 40 пациенткок с МРФ РШМ с положительной динамикой течения процесса, в которую вошли подгруппа А1 — до лечения и подгруппа А2 — через 12 месяцев после лечения. Группу В – 40 больных с МРФ РШМ с отрицательной динамикой течения опухолевого процесса, которую составили подгруппы – В1 и В2, соответственно.

Результаты и обсуждение. При обследовании пациенток было установлено, что исходно повышенный уровень экспрессии SCC А наблюдался в подгруппах пациентов до лечения, независимо от динамики течения (А 1 и В1) по сравнению с группой контроля, причем достоверных различий уровней SCC А между данными группами установлено не было. Достоверное снижение данного показателя отмечалось через 12 месяцев после лечения в группе пациенток с МРФ РШМ с положительной динамикой течения по сравнению с таковым как до лечения, так и с уровнем SCC А в группе пациентов с отрицательной динамикой течения через 12 месяцев после лечения. У больных с МРФ РШМ с отрицательным терапевтическим эффектом через 12 месяцев после лечения уровень SCC А не претерпел существенных изменений и был приближен к значению данного показателя до лечения (подгруппа В 1 ).При иммунологическом обследовании установлено, что по сравнению с контрольной группой у пациенток с МРФ РШМ до лечения, независимо от динамики течения процесса, наблюдались следующие изменения иммунологических параметров: достоверное снижение абсолютного количества CD 4+, CD 8+, CD 16+, CD 20+, С D 95+-позитивных клеток, причем более выраженные в группе пациентов с отрицательной динамикой течения процесса. При исследовании иммунологических показателей в динамике у пациентов с МРФ РШМ с положительным терапевтическим эффектом (подгруппа А), установлено, что при оценке субпопуляционного состава лимфоцитов в группе А 2 нами выявлено достоверное повышение абсолютного количества кластеров дифференцировки ( CD 3+, CD 4+, CD 8+, CD 16+, CD 20+, С D 95 позитивных клеток по сравнению с группой пациентов до лечения (подгруппа А1).При динамическом наблюдении пациенток с МРФ РШМ с отрицательной динамикой течения процесса, в подгруппе В 2 отмечалось достоверное снижение количества клеток, опосредующих апоптоз (С D 95+) по сравнению с группой пациентов до лечения (подгруппа В1) Выраженные изменения иммунологического статуса наблюдались нами при сравнении показателей через 12 месяцев после лечения у пациентов с МРФ РШМ в зависимости от динамики течения процесса. В группе больных с МРФ РШМ с отрицательным терапевтическим эффектом (подгруппа В 2 ) нами выявлено достоверное снижение абсолютного количества CD 3+, CD 4+, CD 8+, CD 16+, CD 20+, С D 95+лимфоцитов по сравнению с группой пациентов с положительной динамикой течения заболевания (подгруппа А2).Следующим этапом нашего исследования было проведение непараметрического корреляционного анализа по Sperman с целью изучения взаимосвязей SCC А с показателями системного иммунитета. При оценке взаимосвязей у пациенток с МРФ РШМ до лечения корреляционных взаимосвязей не найдено. Иная картина наблюдалась нами при оценке взаимосвязей у пациентов с МРФ РШМ через 12 месяцев после лечения. Так в группе больных с положительным терапевтическим эффектом корреляционных взаимосвязей обнаружено не было, тогда как в группе с отрицательной динамикой течения процесса, отмечалось появление отрицательных корреляционных связей (4 связи) SCC А с абсолютным количеством С D 3+ ( r = -0,77), С D 4+ ( r = -0,85), С D 8+ ( r = -0,76), С D 95+ ( r = -0,79) Таким образом, у всех пациенток с МРФ РШМ до лечения, независимо от динамики, уровень SCCA в сыворотке крови был одинакого повышенным, а иммунологические показатели отличались достоверным угнетением Т- клеточного иммунитета. У женщин с МРФ РШМ с положительной динамикой течения процесса, через 12 месяцев после лечения, уровень SCCA в сыворотке крови снижался до нормального значения, а в Т- клеточном звене иммунитета произошло повышение активности показателей противоопухолевой защиты. Что может быть использовано для оценки эффективности проведенного лечения. При динамическом наблюдении пациенток с отрицательной динамикой течения процесса, через 12 месяцев после проведенной терапии, отмечался повышенный уровень SCCA , приближающийся к таковому до лечения, а в Т- клеточном звене иммунитета наблюдалось снижение CD 95+ лимфоцитов, опосредующих апоптоз . Только в этой группе пациенток отмечалась взаимосвязь повышенного уровня SCCA с угнетением Т – клеточного звена иммунитета.

Метки: , , ,